Афиша и рекламный плакат: как они изменили вид города

На что вы обращаете внимание, когда видите перед собой городской пейзаж? Я, конечно же, на графику — вывески, таблички, рекламные плакаты. Глазами современников, в своей естественной среде. Они вроде и не главные «действующие лица», но создают тот самый графический фон, на котором все остальное живее и заметнее. А еще, наравне с костюмами, в которые одеты персонажи, с транспортом, который ездит по улицам, создают правильный временной контекст.

На изменение графической среды города влияют и мода, и разные общественные события, и открытия, и изобретения, и много чего еще. В самом конце XVIII века начинающий актер из Богемии Алоиз Зенефельдер, в попытках придумать недорогой способ тиражирования собственных пьес, изобрел литографию. Существовавшие до этого способы печати были, во-первых, трудоемкими, во-вторых, времязатратными. Кроме того, при увеличении формата и при создании цветного изображения они сопровождались дополнительными сложностями. Поэтому плакаты в основном имели небольшой размер — меньше альбомного листа, были наборными, а в некоторых случаях дополнялись изображением, выполненным методом ксилографии.

Изобретение литографии пришлось очень кстати. Промышленная революция, которая развернулась в Европе в это время, требовала от типографов оперативности и большей силы визуального воздействия. Так что технология прижилась, уже к середине XIX века мастерские литографов открываются по всей Европе. Благодаря литографии на арену городской жизни выходят такие жанры как афиша и многоцветный рекламный плакат. Графика начинает активно заявлять о себе в городской среде. Особенно это сказалось на облике крупных городов: Лондона, Парижа, Берлина. Так выглядела Вена в XIX веке:

А это типичный вид Лондона на акварели 1835 года. Тут, кстати, интересно не только посмотреть, но и почитать, что было популярным в Англии почти 200 лет назад. Театральные постановки, посвященные гибели Помпей, например. Я уже писала про интерес, который вспыхнул к этой теме в XIX веке.

Современник плакатного бума Чарльз Диккенс писал: 

Лондон, эта круговерть афиш и торговых векселей, вместилище писаний во имя Пирса и Уоррена, которые множатся и множатся, пока в один прекрасный день мы не будем под ними погребены. Спешите прочитать! И это тоже прочитайте!

Владельцы магазинов быстро смекнули, что печатное изображение гораздо более эффективно, чем любые виды устного информирования. Как говорится, лучше один раз увидеть. Так что в XIX веке профессия расклейщика рекламы стала очень популярной. Она не требовала никаких особых навыков. Ну разве что нужно было следить, чтобы плакат не оказался наклеен вверх тормашками.

Да и инструментарий был довольно простой: кисть, емкость с клеем на ремне, ну и специальная палка в форме буквы Т, чтобы притирать свежеприклеенный плакат к стене. При этом платили за такую работу довольно неплохо. Мало того — о расклейщиках слагали стихи и писали рассказы. Они становились героями комиксов и карикатур.

В романе «Жизнь и приключения Николаса Никльби» Диккенс много пишет про афиши:

...специально выпущенные афиши длиной в три фута и шириной в девять дюймов были рассеяны повсюду, разбросаны по всем подвальным лестницам, подсунуты под все дверные кольца и развешены во всех лавках. Были они также вывешены на всех стенах, хотя и не с полным успехом, ибо по случаю болезни постоянного расклейщика афиш эту обязанность исполняло лицо неграмотное, и часть афиш была развешена косо, а остальные вверх ногами. 

Франция тоже не отставала. Здесь еще в XVIII веке расклейщик афиш уже была распространенной профессией.

Кроме того, именно француз Жюль Шере считается отцом-основателем жанра многоцветного рекламного плаката. Яркого, броского, образного, привлекающего внимание.

В XIX веке стремительно увеличился также размер плакатов и афиш. Как шутили современники, шрифты на них можно было разглядеть даже с Луны. Но, надо сказать, что и законы, ограничивающие наружную рекламу, тоже принимались довольно активно. И против недобросовестной рекламы, и против непристойной.

Когда я смотрю на такие фотографии, мне кажется, что именно тогда, в XIX веке, к восприятию городского пространства добавилось еще одно измерение — информационно-графическое. И заявило о себе в полную силу.

Вообще плакаты на улицах — это такой культурный маркер! Последний раз в Стамбуле мне каждый второй хотелось оторвать и домой привезти, но приклеены были на совесть.