Типографика эпохи Просвещения в лицах, шрифтах и книгах. Часть I: Англия

Не знаю, как у вас, но мне любое явление проще осмыслить, когда я понимаю, а что еще происходило в это время в данном месте: какие художники работали, какие музыканты выступали, какой стиль господствовал в архитектуре. Шрифты не исключение. То, что они являются основой графического дизайна — истина, известная еще со времен обучения, но вот над тем, что сопровождает их появление в конкретную историческую эпоху как-то обычно не задумываешься. Поэтому я решила немного разобраться в типографике и начала с Англии XVIII века.

Век Просвещения в Британии ознаменован возрастанием ее могущества на мировой арене. Стараниями английских ученых, философов, путешественников представления об окружающем мире стремительно расширяются. Эдмунд Галлей открывает знаменитую комету (1716 г.), Генри Кавендиш определяет состав атмосферы Земли, Джеймс Кук достигает берегов Австралии, а Адам Смит издает свой труд «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776 г.). Подготавливается благодатная почва для промышленной революции, которая развернулась в Англии в XIX веке, а затем охватила и остальные страны Европы: английский изобретатель Джеймс Харгривс создает свою знаменитую прялку «Дженни» (1764 г.), а Джеймс Уатт совершенствует паровую машину (1769 г.). 

Формируется облик городов: Кристофер Рен завершает в Лондоне строительство собора Святого Павла, Джон Вуд делает первые чертежи новой планировки города Бата.

Появляются пейзажные парки — новое направление в садово-парковом искусстве.

Развивается предпринимательская деятельность, что способствует появлению различной рекламной полиграфической продукции. Широко используются так называемые trade cards — аналог современных визиток.

Наконец, в свет выходят знаменитые романы: «Приключения Робинзона Крузо» Даниэля Дефо (1719 г.) и «Путешествия Гулливера» Джонатана Свифта (1726 г.).

Все это, естественно, сопровождается появлением новых шрифтов. В XVIII веке над их производством работают такие знаменитые английские словолитчики как Уильям Кэзлон, Джон Баскервиль, Ричард Остин.

Уильям Кэзлон (1692/93–1766)

Сын сапожника Уильям Кэзлон (William Caslon I) сделал потрясающую, даже по современным меркам, карьеру. Он не только совершил переворот в английском издательском деле XVIII века — до него шрифты в Англию в основном импортировались, но и на долгие десятилетия закрепил за собой статус лидера производства — его шрифты так полюбились англичанам, что без них в это время не обходится практически ни одна книга.

Начав помощником у гравера-оружейника, Кэзлон довольно скоро смог основать словолитню, обладающую блестящей репутацией, которая просуществовала больше 200 лет.

Ясность, разборчивость и крепкая конструкция его шрифтов сделали их пригодными для использования в любых областях.

Они узнаются по характерным деталям: прогибу в месте соединения диагональных штрихов у прописной А, отсутствию шипа у буквы G, спиральной форме буквы Q в курсивном начертании, короткому выносному элементу строчной буквы t.

А также по широкой прописной букве T.

Шрифты Кэзлона очень полюбились Бенджамину Франклину. До такой степени, что даже печатная версия декларации независимости США набрана одним из них.

Начиная с конца XIX века было выпущено множество шрифтов на основе Кэзлона, и неудивительно, что сегодня они используются там, где нужно передать дух старой доброй Англии.

Джон Баскервиль (1706–1775)

Английский каллиграф, типограф, автор знаменитых шрифтов. Джон Баскервиль (John Baskerville) родился в графс­тве Уор­честер­шир, но с 19 лет жил и работал в Бир­мингеме, где и открыл свою собственную словолитню.  

Шрифты, которые выпускал Баскервиль относят к антикве переходного стиля. Они славятся своей высокой контрастностью, четкостью очертаний и пропорциональной гармоничностью. А каллиграфическое прошлое дало о себе знать в изогнутых элементах, росчерках и окончаниях с каплями. Его шрифты были высоко оценены современниками, правда за пределами Англии. Консервативные соотечественники Баскервиля отдавали предпочтение шрифтам Уильяма Кэзлона.

Баскервиль был перфекционистом во всем — не только изготавливал превосходные шрифты, но и задавал новые стандарты полиграфии в целом. Он много экспериментировал с краской, бумагой, конструкцией печатного станка с целью добиться совершенного результата. Внимательно следил за своими коллегами — другими печатниками. Они, понятное дело, в то время неохотно раскрывали свои секреты, но он закупал те же материалы, испытывал разные технологии и в результате усовершенствовал процесс печати. Правда, на это у него ушло семь лет, прежде чем он выпустил таки свою первую книгу. В середине восемнадцатого века можно было себе такое позволить.

Тут как-то невольно вспоминается стратегия fake it till you make it, и вот тогда чувствуешь, как сильно изменился мир.

В XX веке было создано несколько гарнитур на основе шрифтов Баскервиля, в том числе гарнитура Mrs Eaves, названная так в честь жены мастера. Сегодня они используются в дизайне многих известных торговых марок.

Ричард Остин (1765–1830)

Еще один известный английский словолитчик второй половины XVIII века, имевший в Лондоне фабрику по производству шрифтов — Ричард Остин (Richard Austin).

В то время как шрифты Кэзлона лежат в русле традиций старого стиля, а антиква Баскервиля относится к переходной, шрифты Ричарда Остина демонстрируют влияние на английскую типографику шрифтов нового стиля. 

В 1788 году по заказу издателя Джона Белла он изготовил шрифт, отличающийся значительным контрастом между толстыми и тонкими штрихами. Дело в том, что Джон Белл был так впечатлен шрифтами Бодони и Дидо, что захотел выпустить их британскую версию. Так появился шрифт, который сегодня мы знаем как Bell.

Сегодня гарнитуры на основе шрифтов Ричарда Остина часто выступают в качестве заголовочных. Они контрастные, стройные, ясные по рисунку. В 2007 году по заказу издательского дома Hearst Magazines UK англичанин Пол Барнс с этой целью разработал гарнитуру Austin, а в 2015 году, специально для редизайна газеты Daily Telegraph — шрифт Austin News.

В заключение добавлю, что существует английская поговорка when in doubt, use... Ну что, как думаете, какой шрифт англичане советуют использовать в качестве беспроигрышного варианта?