Сюжетные алфавиты от готики до модерна

Есть в художественных вузах категория заданий, которые наши бабушки делали, мы делали и внуки наши будут делать. Сюжетный алфавит как раз из таких. И хотя самой мне тут похвастаться особо нечем — стояла, помнится, прекрасная весна, и потому проект я сварганила в последнюю ночь перед обходом, счастливо забыв про него сразу после сессии, но зато у меня есть книжка с примерами удачных работ студентов нашей кафедры.

Привет, мама.

Во вступительной статье Евгений Лаби пишет:

Шрифт, как любое другое искусство, отражает все изменения в культурной, экономической и политической жизни того или иного народа. Он развивается, обогащается новыми формами, вбирая в себя лучшие традиции.

Вообще тенденция украшать заглавные буквы, помещая внутрь них различных персонажей и даже организуя целые сюжетные композиции, утвердилась в те времена, которые называют Тёмными веками европейской истории. В манускриптах меровингской эпохи уже встречаются буквицы — значительно увеличенные в размере, орнаментированные буквы населенные разными существами, а то и вообще составленные из них.

Во времена Каролингского возрождения искусство создания сюжетных иллюминированных инициалов на библейскую, разумеется, тематику вступает в период своего расцвета.

Готический инициал уже является неотъемлемой частью единой пластической системы, в которой архитектура, скульптура и графика вместе формируют стиль эпохи.

Готика подарила миру сложнейшие орнаментированные инициалы. Иногда кажется, что самой буквы и не видно за всеми этими завитками аканта, в которых всевозможные диковинные существа соседствуют с аскетичными образами святых.

Во времена Средневековья появляются и первые сюжетные алфавиты — композиции из букв, выполненных в едином стиле, которые образуют собой цельную, завершенную систему. Один из первых известных нам принадлежит Джованнино де Грасси (Giovannino de Grassi), итальянскому мастеру XIV века.

Его, с позволения сказать, скетчбук включает в себя 77 иллюстраций и, в том числе, 24 буквы готического шрифта, составленных из фигур людей, животных и фантастических существ.

На его основе во второй половине XV века безымянный мастер, который известен в искусствоведении как Мастер E. S., создал гравированный на меди готический алфавит из 23 букв — фантасмагорические композиции из людей и животных, сплетенных в какое-то странное и пугающее целое.

С наступлением эпохи Возрождения ситуация в корне переменилась. Художники Ренессанса обратились в своих поисках к латинским образцам. Взяв за основу стройные, исполненные достоинства и внутреннего покоя буквы римского алфавита, они отказались от идеи видоизменения литеры. Буква сама по себе, ее характер, пропорции, внутренняя структура была уподоблена человеческому телу, гармоничному самому по себе, не требующему лишних одежд и украшательств.

Давид в недоумении смотрит на... себя — что за варварство? А ведь рисовали так, плоскостно и декоративно, еще совсем недавно, каких-то 70 лет назад.  Но художник уже связывает по смыслу персонажа с самой буквой.

В многочисленных трактатах эпохи Возрождения, посвященных построению шрифта, изображены совсем другие буквы — строгие, стройные, аскетичные по своему духу.

В инициалах, несмотря ни на какие украшения, буква полностью самодостаточна, чаще всего не деформируется и не меняет своей конструкции.

В сюжетных инициалах ее графическое начало особенно контрастирует с вполне материальными объектами, помещенными внутрь.

Алексей Домбровский в одной из своих статей, посвященных истории инициала пишет:

Персонажи ренессансных инициалов не часто баловали вниманием свои письменные знаки, а тем более использовали их для каких­-либо нужд. Да и вряд ли это можно было осуществить, находясь практически в разных измерениях. Идеальная красота человеческого тела пребывала хоть и рядом, но совершенно отдельно от столь же самостоятельной красоты антиквенной буквы. Между тем связь, пусть не столь явная, все же существовала: букву и человеческую фигуру объединяли общие пропорциональные закономерности.

Те же принципы прослеживаются при создании сюжетных алфавитов, которых в XVI веке становится все больше.

Особенно популярны они становятся в эпоху барокко. Один из самых известных примеров этого времени — «Новый искусный алфавит» Иоганна Теодора де Бри (Johann Theodor de Bry), созданный в 1595 году.

Алфавит на библейскую тематику, в котором каждая буква дает начало какой-нибудь связанной с ней истории.

Начинается с грехопадения Адама на букву А и продолжается другими известными персонажами: апостол Лука на букву L, Папа Римский Климент VIII на K, пророк Моисей на М и другие.

И сами буквы, и персонажи выполнены в лучших традициях барокко. Те же гирлянды, те же упругие спирали завитков, та же очерченность линий.

Они объемные, вещественные и довольно натуралистичные, но при этом отсутствие падающих теней задает всей композиции изрядную долю декоративности. Они как будто парят в пространстве.

Мы привыкли, что такие буквы обычно либо открывают книгу, либо ставятся в начале раздела. А вот пример самостоятельной шрифтовой сюжетной композиции — офорт итальянского графика Джузеппе Мария Мителли (Giuseppe Maria Mitelli). Буда, ныне западная часть Будапешта, была раньше отдельным городом — столицей Венгрии. В середине XVI века Буда была захвачена Турками и вошла в состав Османской империи, а 150 лет спустя, в 1686 году, отвоевана австрийцами, что Мителли и изобразил.

Еще один барочный алфавит — работа флорентийского мастера XVIII столетия Мауро Погги. Чем дальше в лес... тем больше завитков.

Вообще в эпоху барокко появляется много орнаментированных и сюжетных алфавитов, которые очень наглядно выражают дух эпохи со всей ее страстью к пышности, чрезмерности и динамике. 

Мастера эпохи Возрождения, с их возвышенным отношением к букве, вряд ли могли представить, что вертикальный штрих буквы B будет заканчиваться не засечкой, а грушей.

Но рассмотреть тут конечно есть что, в фантазии художникам не откажешь.

К XIX веку сюжетные алфавиты уже активно использовались в новом прикладном значении — в качестве азбуки для детей. Как книжка-раскраска, например.

Иллюстрации Уолтера Крейна (Walter Crane) особенно знамениты.

В эпоху модерн природная эстетика проникает и внутрь букв. Алфавиты этого времени украшаются цветами, листьями и бутонами, населяются грациозными девушками с длинными волнистыми волосами.

Модерн называют последним большим стилем. И первым дизайнерским, кстати. Так что на его примере особенно очевидно единство проектирования и пространственной среды, и декоративно-прикладного искусства, и графических объектов